ФЭНДОМ


Булак-Балахович.jpg

Булак-Балахович в форме

Булак-Балахович, Станислав Никодимович (23 февраля, также 29 января, 1883 , Мейшты10 мая 1940, Варшава) — политический авантюрист, участник Гражданской войны в России. Настоящая фамилия — Балахович, также известен как Бэй-Булак-Балахович.

В своих мемуарах Булак-Балахович писал, что родился в поместье Мейшты недалеко от местечка Видзы Ковенской губернии (в настоящее время — Витебская область), в семье кухмейстера (повара) местного помещика и горничной. Согласно послужному формуляру, происходил из крестьян Ковенской губернии. Смутность и несовпадение данных в дальнейшем породили инсинуации о его еврейском происхождении. Отец — Никодим-Михаил Сильвестрович Балахович, из мелких (безземельных) польских дворян, мать — Юзефа Балахович (в девичестве Шафран или Шафранек). По данным польского личного дела оба родителя — католики, по формуляру — отец якобы православный, сам Булак-Балахович — католик. Отец после рождения Станислава уволился с должности кухмейстера и в 1884—1889 годах (неточно) был помещиком в имении Юдуцыны в окрестностях Шарковщины, затем продал (по другим данным — подарил родственникам) поместье и стал арендатором фольварка Стакавиево (Стаковиево) Браславского уезда.

Биография Булак-Балаховича в целом крайне запутана и полна противоречий. Так, якобы он учился в Новоалександровской школе (Новоалександровск — после 1918 года Зарасай, Литва), а затем в частной польской гимназии св. Станислава в Санкт-Петербурге (при этом никак не усматривается — каким именно образом он мог оказаться в Петербурге). В своих мемуарах он утверждает, что учился четыре года на агронома в коммерческом училище в Бельмонтах (Бяльмонтах), что выглядит гораздо более правдоподобным. Ориентировочно в 19021903 годах пытался работать по специальности, в 1903-1904 годах устроился бухгалтером к подрядчику на строительство железной дороги. В 1904 году нанялся на работу управляющим в поместье Городец-Лужский графа Платер-Зиберга (по другим источникам — Плетер-Зиберга, Платера, Плятера) в Дисненском уезде. Якобы помещичьи крестьяне стали называть 21-летнего управляющего «батькой». В 1905 году женился на дочери местного доктора девице иудейского исповедания Генрике (Генриетте) Гарбель, от которой у него была дочь Елена (Алдона) и два сына — Медард (Юлиуш) и Генрик (Мартин). В 1913 году он бросил жену, утверждалось, что он якобы развелся с ней, однако в действительности она умерла в 1918 году.

Якобы с началом Первой Мировой войны ушел добровольцем на фронт, однако в действительности только в ноябре 1914 года по мобилизации поступил на службу во 2-й лейб-уланский Курляндский Императора Александра II полк (вопреки распространенному заблуждению, полк не был причислен к гвардии). То есть он пришел в полк в составе пополнения, когда полк был отведен на переформирование после катастрофы в Восточной Пруссии (тогда полк входил в 1-ю армию генерала Ренненкампфа). В июне 1915 года благодаря наличию образования произведен в младшие унтер-офицеры. Через некоторое время получает пулевое ранение и, после излечения, в ноябре 1915 года переводится в Особый (партизанский) кавалерийский полк при штабе Северного фронта, совершающий систематические рейды по немецкийм тылам. В период до февраля 1916 года производится в подпрапорщики, затем в зауряд-прапорщики (неточно). За ранение получил георгиревскую медаль, за время службы в партизанском полку — знаки отличия Военного ордена (солдатские георгиевские кресты) 4-й, 3-й и 2-й степени, благодаря чему и в соответствии с существовавшей тогда практикой ввиду острого некомплекта младших офицеров в мае 1916 года был произведен в первый офицерский чин корнета. Якобы одновременно с этим награжден Аннинским оружием (орден св. Анны 4-й степени), однако факт этот вызывает большие сомнения, поскольку в разных документах он варьирует дату награждения от 1915 года (когда он заведомо не мог быть представлен к этому ордену) до 1916. В годы гражданской войны его недоброжелатели утверждали, что он просто присвоил приглянувшееся оружие с надписью «За храбрость», принадлежавшее расстрелянному им офицеру. Позднее в польских документах указывал, что был награжден орденом св. Владимира 4-й степени с мечами, св. Станислава 2-й степени (что было невозможно по статуту) и св. Анны 3-й степени, однако объективно эти данные ничем не подтверждаются, хотя во время службы в польской армии он и носил планки этих орденов.

В июне 1917 года в условиях революционного разложения армии был избран солдатским комитетом командиром экадрона и в связи с этим произведен в поручики. Якобы находился в Петрограде на излечении, к моменту большевистского переворота оказался далеко в тылу — в Луге, где с частью своих бывших солдат сколотил нечто среднее между бандой и отрядом и взял под контроль ближайшие окрестности. В результате большевики, не имея реальных сил, сочли за благо легализовать существование отряда, и с февраля 1918 официально назначили Булак-Балаховича командиром Лужского партизанского (1-го Лужского) конного полка, позднее полк был реорганизован в 3-й Петрогадский кавалерийский. В этом качестве отряд Балаховича жестоко подавил летом 1918 года антибольшевистские крестьянские восстания в окрестностях Луги.

С усилением белого движения и одновременным ростом репрессий со стороны органов ЧК Булак-Балахович пришел к выводу о необходимости перейти на сторону белых. В ноябре 1918 года по договоренности с представителями Отдельного Псковского добровольческого корпуса он перешел с частью полка (около четырехсот человек) на сторону белых и прибыл в Псков, где назвался штаб-ротмистром и за дезертирство из Красной Армии был произведен в ротмистры. По случаю своего перехода к белым он распространил листовку следующего содержания:

«Братья-крестьяне! По вашему призыву я, батька Балахович, встал во главе крестьянских отрядов. Я, находясь в среде большевиков, служил Родине, а не жидовской своре, против которой я создал мощный боевой отряд. Нет сил смотреть на то, что творится кругом: крестьянство разоряется, церкви, святыни поруганы, вместо мира и хлеба кругом царят братоубийственная война, дикий произвол и голод. Из школ выброшены иконы, и детей с малых лет хотят воспитать в хулиганстве: сыновей наших силой оружия заставляют идти в армию и вместе с наемными китайцами гонят убивать своих же русских людей. Час расплаты близок, гнев народа растет. Целые области освобождены уже от своры международных военных преступников. Все страны мира идут против них. Братья, я слышу ваши желания и иду на помощь вам, обездоленным, разоренным. Объявляю беспощадную партизанскую войну насильникам. Смерть всем, посягнувшим на веру и церковь православную, смерть комиссарам-красноармейцам, поднявшим руку против своих же русских людей. Никто не спасется. С белым знаменем впереди, с верой в Бога и в свое правое дело я иду со своими орлами-партизанами и зову к себе всех, кто знает и помнит батьку Балаховича и верит ему. Тысячи ваших крестьян идут со мной, нет силы, которая может сломить эту великую крестьянскую армию. Атаман крестьянских партизанских отрядов батька Балахович».

Пользуясь тем, что он располагал в Пскове наиболее крупными военными силами, Булак-Балахович фактически устроил мятеж и добился смещения командира корпуса генерала А. Е. Вандама, новый командир корпуса полковник Г. Г. Неф произвел его в январе 1919 года в подполковники. В феврале 1919 года отряд Балаховича вошел в состав Северного корпуса под командованием генерала А. П. Родзянко. В ходе боевых действий против красных отряд отличался особой недисциплинированностью, неоднократно срывал своими действиями общие операции корпуса (что приводило к большим потерям в других частях), зато прославился особыми успехами в «реквизициях», совершая систематические налеты с целью грабежа. Где-то в это время Балахович женится вторично, на остзейской баронессе Герде фон Герхард, от которой у него было две дочери — Софья и Мария. В апреле 1919 года был произведен в полковники, к началу общего наступления Северо-Западной армии генерал Родзянко попытался устранить Балаховича из полка (чтобы хоть как-то ограничить бесчинства партизан), назначив его на формальную должность инспектора кавалерии корпуса, но это не дало желаемого результата.

С началом наступления белых на Петроград Балахович оперировал на вспомогательном гдовско-псковском направлении, имея под командованием Балтийский полк и свой отряд, поделенный им на два «полка», что дало ему право именовать себя то «командиром корпуса», то «атаманом всех крестьянских и партизанских отрядов». 29 мая 1919 года соединения Балаховича вступили в Псков, уже взятый к тому времени частями 2-й эстонской дивизии. На подконтрольных территориях Балахович практиковал еврейские погромы, массовые публичные казни, в которых лично принимал участие, реквизиции, практически официально печатал фальшивые деньги. При этом, не имея объективно никаких военных успехов, он активно интриговал против командующего 2-м корпусом генерала Е. В. Арсеньева, которому подчинялся, вынудив его ходатайствовать перед генералом Родзянко о присвоении Булак-Балаховичу звания генерал-майора (на что тот не имел права без санкции Верховного Правителя). Одновременно Балахович активно контактировал с представителями Антанты и эстонской армии, в результате чего представители союзников 19 августа 1919 года сместили генерала Арсеньева и назначили на его место Балаховича. Это вынудило командование белых провести фактически спецоперацию по аресту и отстранению Балаховича от командования, однако вскоре после ареста он благополучно бежал к эстонцам и формально поступил на службу в эстонскую армию, что не мешало ему временами воевать с частями этой армии. В конце 1919 года Булак-Балахович участовал в ликвидации остатков Северо-Западной армии в Эстонии, а в ночь с 27 на 28 января 1920 года Балахович со своими «партизанами» захватили в Ревеле бывшего командующего генерала Юденича и попытались вывезти его к границе РСФСР, вымогая у него 100 000 фунтов стерлингов под угрозой выдачи в ЧК. Юденич был освобожден эстонскими властями, а Булак-Балахович после этого инцидента был изгнан из Эстонии.

Бандитствующего генерала приютила Польша, с представителями которой Балахович вел тайные переговоры еще летом 1919 года, еще тогда изъявив желание перейти на польскую сторону. С марта 1920 года Балахович начал формирование «партизанских» отрядов в интересах поляков. К августу он объявил себя командиром «партизанской дивизии», «полки» которой в реальности были равны по численности батальонам. Дивизия, как и ранее на псковщине, прославилась грабежами и погромами еврейских местечек, загадочным образом сочетая эти мероприятия с тесными контактами с органами ЧК. После перемирия, заключенного поляками с советской стороной в октябре 1920 года, дивизия Балаховича, действуя якобы самостоятельно, но фактически оставаясь на снабжении у поляков, захватила Мозырь, где Булак-Балахович 12 ноября провозгласил создание Белорусской народной республики (БНР) — марионеточного государства под польским контролем. Булак-Балахович от лица правительства БНР даже успел выпустить почтовые марки, но к 19 ноября его войска были разгромлены Красной армией.

После стабилизации ситуации в советской Белоруссии и эмиграции «правительства» БНР Булак-Балахович стал «верховным командующим вооруженных сил Белоруссии» под польской опекой. Примерно в это время третьим браком женился на Яне (Янине) Коречко, от которой у него были дочери Данута и Барбара. Куда при этом делась вторая жена — неясно. Юзеф Пилсудский в личной беседе с Б.Савинковым так охарактеризовал Булак-Балаховича:

«Да, бандит, но не только бандит, а человек, который сегодня русский, завтра поляк, послезавтра белорус, еще через день — негр. Мы об этом знаем… Но у него нет гонора золотопогонных генералов, мечтающих возродить в России монархию. Он воюет с большевиками, поэтому мы его поддерживаем. Пусть они будут хоть неграми, но если борются с Советами, значит они наши союзники».

К 1923 году Булак-Балахович официально легализовал свою двойную фамилию, первая часть которой была его прозвищем. Он добросовестно поддерживал своего патрона Пилсудского во всех его начинаниях, в 1926 году активно поддержал переворот и введение режима санации, якобы был причастен к организации польских концлагерей и разработке политики "осадничества", получил от Пилсудского звание генерала уже польской армии и лесную концессию в Беловежской Пуще. Во время гражданской войны в Испании состоял в качестве наблюдателя при польской военной миссии у Франко, фактически являясь советником по партизанской и диверсионной деятельности. В 1938 году участовал в обеспечении мероприятий по разделу Чехословакии с польской стороны. После нападения Германии на Польшу якобы активно участвовал в организации партизанского движения и в обороне Варшавы, однако безнаказанно прожил в Варшаве до мая 1940 года, когда был якобы кем-то убит, однако факт его смерти не подтвержден, а местонахождение могилы неизвестно, что дало впоследствии почву для обвинений его в сотрудничестве с нацистами.

Литература Править

  • Булак-Балахович С. Н. Генерал Булак-Балахович о своем деле: как было на самом деле?//Архив гражданской войны. Вып.1. Берлин, 1923.
  • Авалов П. М. (Бермонт-Авалов П. М.) В борьбе с большевизмом. Гамбург, 1925.
  • Атаман Искра (И. А. Лохвицкий). То, что было. Берлин, 1922.
  • Смирнов А. А. Атаман Краснов. М.-СПб. 2003.
  • Клавинг В. Гражданская война в России: Белые армии. М., 2003.
  • Горн В. Гражданская война на Северо-Западе России. Берлин, 1923.
  • Савинков Б. В. Русская Народная Добровольческая армия в походе. Варшава, ?.

Ссылки Править


С точки зрения национально-ориентированных белорусских исследователей демократической направленности, С. Н. Булак-Балахович является белорусским военным деятелем

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики